Владимир Мазур. Моя гитара

Один из интересных фактов моего творчества – это рассказ о моей 12-струнной гитаре. Ей уже скоро 30 лет. Всё это время она меня не отпускает. Я уже купил новую гитару с электрическим подключением, но по-прежнему беру на фестивали и концерты свою боевую подругу. Она за эти годы побывала со мной во многих горячих точках, на кораблях и заставах, в окопах  и на плацу, на лучших концертных площадках страны. Много лет назад я заметил необычную связь, которая существует у меня с этим инструментом. Гитару ручной работы мне купил родной брат в 1991 году за 1000 рублей, которая была сдана в комиссионку неизвестным мастером. Это были довольно приличные деньги, фабричные гитары тогда стоили в два раза дешевле.             

Однажды я проснулся от какого-то хлопка, похожего на выстрел! Моя гитара лежала в чехле на шкафу, и просыпаясь я подумал, что оборвались струны. Когда я открыл чехол, так и оказалось, от натяжения струн сорвало порожек. В Николаеве, где я заочно учился в педагогическом институте, один хороший инженер мне выточил железную накладку с отверстиями для струн, которую я закрепил на порожке гитары тремя винтами с эпоксидным клеем. Это был надёжный вариант, теперь сорвать струны можно было только вместе с декой. Затем был период в моей жизни, когда я не прикасался к инструменту около месяца. Гриф у моей гитары не регулируется и со временем дека прогнулась так, что струны поднялись выше и прижим стал жёстким. Встал вопрос о её продаже. Мой друг  мне так и сказал: «Или продавать, или рисковать и высверливать три винта». Но если сверло «дёрнется»- гитара разлетится вдребезги. И мы рискнули. Слава Богу, всё прошло благополучно! В очередной раз уменьшили толщину порожка и закрепили всё намертво.
Я не раз вспоминал о том, как  часто выручала меня гитара. Ещё в школе, когда мне брат показал три, так называемых, блатных аккорда, и я их взял, я был на вершине от счастья! С их помощью, мне казалось, можно было сыграть любую песню. А  когда я уходил в армию он возле военкомата мне дал старенькую гитару, у которой отваливалась дека, прибитая сапожными гвоздиками, и сказал: «Возьми, может, не отберут, пока будешь ехать к месту службы». Помню, как на сборном пункте один из офицеров проверял, не спрятал ли я в гитаре бутылку или ещё чего-нибудь. Эта гитара звенела не только в поезде, в котором мы пять суток добирались до южной границы Советского Союза, но и три месяца ходила по рукам друзей-сослуживцев в «учебке» Пянджского погранотряда. И, самое удивительное, она со мной попала в Афганистан и только там, не выдержав конкуренции с другими гитарами, более благополучного вида, развалилась. Фанеру от этой гитары использовали для перекрытия одного из боевых постов, дерево в Афгане было в большой цене. А как не вспомнить гитару, которую я взял с собой на дембель. Она побывала в боевой обстановке не раз и была расписана афганскими иероглифами десантно-штурмовой группой пограничных войск. С ней я выступил на  первом фестивале и «провалился». Жюри было непреклонно, гитара у меня расстроилась прямо во время исполнения песни. Теперь она, как реликвия, висит на почётном месте в доме моего детства. С благодарностью вспоминаю тот факт, что после исполнения песни на выпускном вечере, после окончания Киевского электромеханического техникума, директор принял решение о моём перераспределении и оставил работать в родных стенах. Да и в целом, именно благодаря гитаре, музыке, песням я смог быстро адаптироваться после Афгана и с головой окунулся не только в учёбу, а скорее в студенческую сферу творчества с капустниками, пародиями, весёлыми песнями. Это потом, через несколько лет, афганский синдром дал о себе знать и не отпускает по сей день. Но и тогда, как и сейчас, гитара приходит на помощь, спасает в любую минуту. В радости и в душевных терзаниях она помогает творить, любить и верить.
Истории, которые меня связывают с неразлучной 12-стрункой, действительно заставляют задуматься. Сколько было разных ситуаций, когда барахлила аппаратура, останавливалась фонограмма, отключалось электричество. Гитара всегда рядом, она всегда спасёт. Как-то в поездках по Северному Кавказу, когда я выступал на борту боевой машины, у звукоусиливающей аппаратуры пропал контакт. Исполнение песни под гитару при этом только увеличило интерес и эмоции воинов, которые понимали, что технические условия, фонограмма-это не главное. Живое исполнение и звук гитары, вот, что способно вызвать настоящий восторг и благодарность зрителей!
Каждый раз, выступая на корабле, в самолёте, в местах, где не принято давать концерты, как это было, например, в зале заседания счётной палаты, убеждаешься в том, что гитара – это уникальный, универсальный инструмент, всегда на боевом посту. Однажды в Ульяновске, на фестивале после открытия и вступительной речи ведущих отключился свет. Кто-то из участников случайно за кулисами наступил на силовой кабель, и произошло короткое замыкание. Зрительный зал, заполнен до отказа, более 1000 человек, все в ожидании. Ведущие выбегают за кулисы с криками: « У кого есть гитара?!» Я им уже бежал навстречу со своей 12-стрункой. Стоя на краю сцены перед зрительным залом, который замер в тишине, я исполнил «Афганскую статистику». Шквал аплодисментов, после исполнения песни раздался вместе с появившимся светом. Я думаю, что каждый, кто выходит на сцену, хотел бы испытать это состояние обратной связи, энергии и благодарности, любви и признания! Несколько похожих ситуаций было в разных местах. Иной раз, находясь на сцене, видишь, что некоторые зрители сомневаются в «живом» исполнении. Однажды в Литве, во время слёта «афганцев», на открытой площадке пропал звук фонограммы. И когда я спустился к зрителям перед сценой и продолжил исполнять песню под гитару, был окружён плотным кольцом аплодирующих и подпевающих мне людей!
А какая запоминающая встреча была на 12-й заставе Московского погранотряда, когда пограничники завелись с пол оборота и пустились в пляс  в песне под гитару. Было немало удивительных встреч с воинами, которые совершенно не ожидают твоего внезапного появления. Однажды руководитель делегации, проезжая мимо пограничного поста, на котором было два воина, задал мне провоцирующий вопрос: «А, что, Володя, слабо тебе спеть для двоих?»   В это время шёл дождь и я ответил: «Мне не слабо, если кто-то подержит зонтик над гитарой!» Нужно было видеть  глаза этих ребят, которые ожидали всего, что угодно, только не пограничные песни! Ради этого стоит жить, петь и творить! После моих поездок по высокогорью, гитара несколько деформировалась и не держала строй по ладам. Но я не жалел потраченных денег на её ремонт. За три десятка лет она этого заслужила!  Дай Бог нам не раз ещё выступить перед теми, кто нам Верит, Любит и Ждёт!!!
 13.05.2020г.